Навіны Смалявічы

Жилищный пасьянс: молодая семья предпочла Минску Смолевичи и не жалеет об этом

Почему покупка квартиры в старом доме в Смолевичах перевесила столичные преимущества? История одного семейства в городе-спутнике Минска.

«Мне настолько надоела теснота! Мы жили с двумя детьми в однокомнатной квартирке. Они спали на одной кровати, им было тесно, девочки постоянно воевали: мало места, не поиграть толком», −начинает свой рассказ Анастасия Козловская, принимая меня в своем новом доме.

 Еще студенткой Настя влюбилась, но не в парня из родного БГУИРа, а в одноклассника. «В школе не дружили никак. Потом стали общаться. И, в конце концов, поженились, когда я была на 4 курсе», −еще слегка удивляется Анастасия.

Пока молодая супруга оканчивала университет, она и ее Владимир, а позже и их старшая дочь Вероника жили в вузовском общежитии. Потом начали снимать жилье. Через два с половиной года на свет появилась Полина.

Козловские стали на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий в Логойске: оба из Логойского района. «Очередь должна была дойти до нас за три года. Прождали пять лет – и оказались только в середине», − говорит Анастасия.

На семейном совете постановили, что решать жилищный вопрос нужно здесь и сейчас. Сказано – сделано: семья Козловских уже третий месяц живет в Смолевичах.

Вначале я прошла мимо нового дома Анастасии и Владимира Козловских в микрорайоне Орджоникидзе. Засомневалась, тот ли. В свое оправдание скажу: выглядел он брошенным и одиноким.

«Мы искали именно старые дома недалеко от Минска, так как они намного дешевле, чем квартиры. Сбережений было немного. Максимум, на что мы могли рассчитывать, — 25тыс. долларов», −рассказывает Анастасия Козловская.

Планировали найти что-нибудь в Логойске, но за полдома без удобств там просили целых 35 тыс. долларов. «А здесь и газ, и вода. Плюс участок большой», − поясняет семейный выбор уже привыкшая к бескрайнему пространству комнат хозяйка дома.

Большую часть суммы взяли в долг. «Конечно, думали и о кредите на покупку жилья, но получить его можно было только на общих условиях. Чтобы такой кредит себе позволить, нужно иметь совокупный ежемесячный доход Br50 млн. Возможно, если бы мы на год раньше стали шевелиться, еще получилось бы взять льготный кредит. Его потянуть можно», − говорит Анастасия.

В свежеоштукатуренных и недавно обклеенных комнатах старая мебель чувствует себя увереннее новой: дом подновляли на скорую руку.

«Я не могла дождаться переезда. Хотела быстрее иметь свое жилье, отдельную комнату. Мне пока город очень нравится. Тут спокойно», −еще раз переживает радость обретения жилплощади Анастасия Козловская.

В Минске теперь она бывает редко. Ушла с «КБ Радар» и теперь работает инженером-программистом в «Смолевичском ЖКХ». Больше вакансий по специальности не нашлось. Муж Владимир продолжает трудиться в Минске. Он водитель.

«Когда я начала искать работу и увидела зарплаты, стало не по себе. Почти везде предлагают не больше Br3 млн. Но ведь это вообще не зарплата. То есть надо работать в Минске, но кто тогда детей из сада и школы забирать будет? Продленка в школе заканчивается в 17 часов, как и рабочий день. В лучшем случае за старшей дочкой я приезжала к 17.30: вначале забирала младшую (сад тоже закрывается в 17 часов). А там говорят: если б знали, мы бы вас в группу продленного дня не взяли. На работе пошли навстречу: сократили мой обед на полчаса, чтобы я имела возможность уходить пораньше. В Минске продленка работала до 18 часов, сад − до 19», − рассказывает Анастасия.

Одна надежда, что дети подрастут и смогут на городском автобусе добираться до школы и обратно самостоятельно. Но пока даже с первоклассницей Вероникой дойти до остановки (примерно 700 метров от дома Козловских) быстро не получается. «А мне три с половиной года», − говорит Полина. К тому же автобус к саду не идет. Семью выручает видавший виды личный автомобиль.

Принимают до 17 часов и в районной поликлинике. «Надо всегда брать отгул, чтобы отвести ребенка к врачу. Да и талон заказать заранее нельзя. Расписания нигде нет. Просишь его продиктовать, начинают злиться, говорить скороговоркой. Я ничего не успеваю записывать. Тут надо быть здоровым, чтобы жить», − улыбается моя визави.

«Вообще, нам повезло. Полина ходит в новый детский сад, который открыли в прошлом ноябре. Там есть все: бассейн, спортивный и тренажерный залы, отдельные от игровых комнат спальни. А Веронику взяли в хорошую школу. Правда, она почти ничего там не ест, хотя привередой ее не назовешь. Собираемся в школу искусств», − расставляет акценты Анастасия.

То же, что пришлось оставить, семья Козловских, начала ценить гораздо больше. В Минске ведь как: и театры, и парки, и музеи под рукой, пойти туда можно в любой момент, а значит, торопиться не стоит.

«Я была уверена, что буду жить в Минске, но когда появляются дети, начинаешь смотреть на многие вещи по-другому», − задумалась Анастасия. Осмыслять самые сложные и важные вещи на окраине очень легко.

«Если появится возможность приобрести жилье в Минске, вернетесь?» − спрашиваю я.

«Если свой дом с участком в каком-нибудь частном секторе, то да. Почему бы и нет? Было бы здорово. А в квартиру − нет».

Согласно Генеральному плану Смолевичей, численность населения города-спутника Минска должна составить 37,7 тысяч человек к 2020 году, причем соотношение нового жилищного строительства с проектируемыми районами жилья для жителей города Минска, как предполагается, будет следующим: 89% многоквартирной застройки и 11 % усадебной. Первый «минский» многоквартирный дом в Смолевичах начали строить в конце 2012 года, но пока не сдали. Возможно, в сложившейся ситуации значение объема усадебной застройки несколько преуменьшено.

Interfax.by